вторник, 21 февраля 2012 г.

По полочкам


-Ой, я скорее всего ошиблась, - прошептала Татьяна, отступая под строгим взглядом открывшей ей дверь женщине. Та была одета в белую шелковую блузку с высоким воротом и серую длинную юбку. Воротник венчался круглой брошью с прозрачными белыми камушками, а единственным украшением прически были шпильки, удерживающие строгий пучок в положении "волосок к волоску".  Да и вообще стоящая в дверях женщина производила впечатление консерваторской профессорши, которую оторвали от репетиции.

- Может, и ошиблись, но, имею подозрение, что все таки нет. Вы к Аделаиде? - ее голос оказался еще строже чем взгляд.
- Да-да, - быстро закивала Татьяна, теребя сумочку, которая странным образом с плеча перескочила прямо в разом вспотевшие ладони.
- Ну, так заходите, или вы хотите тут еще немного постоять? - удивление в голосе никак не сказалось на спокойном и даже немного чопорном выражении лица "профессорши".
Прошмыгнув мимо нее, быстро найдя вешалку для пальто и разувшись, Татьяна на цыпочках заторопилась в указанную ей комнату.






- Аделаида сейчас подойдет, ожидайте, - и "профессорша" исчезла.
В комнате стоял полумрак. Нет-нет, никаких черепов, клубов пыли и сушеных веников из полыни - просто уютная, немного старомодная и, видно, не жилая комната. Стол, два стоящих друг напротив друга кресла, стеллажи, до отказа забитые книгами, и плотные шторы - вот и весь антураж Аделаидиного кабинета (или как правильно называется рабочее место гадалки?). Татьяна так сильно задумалась об этом что почти подпрыгнула, когда услышала за спиной громкий свистящий шепот:
- Что, милая, пришла будущее узнать? Или приворожить кого решила? Или хворь замучила? Хотя погоди.... Сча посмотрим... Ого, да тебя горе гложет, вижу-вижу... Ну, рассказывай. Аделаиде все можно говорить, Аделаида много слышала, ее удивить трудно...
После такой тирады Татьяна еще больше сжалась, снова подумав, что глупее поступков в своей жизни не совершала. Глупая она, глупая! Припереться к гадалке! Как говорится, если в 40 лет нет мозгов, считай, жизнь зря.
-Знаете, вы меня извините, я, наверное, зря пришла. Простите ради бога, что отвлекла и потратила ваше время, но все же я лучше пойду. - скороговоркой выстрелила Татьяна, отступая к дверям.
- Милая моя, - закашлявшись, рассмеялась ее собеседница, - к Аделаиде никто просто так не приходит и не уходит. Если пришла - значит, сама судьба привела. Рассказывай,не бойся, ничего страшного не случится, - продолжила она уже более спокойным голосом, - Ну, не хочешь ты рассказывать, так я тебе все расскажу, годится?
Последние слова Аделаида (а это была именно она - старуха с густыми, видно некогда черными волосами, спускавшимися до самых локтей, одетая в темное платье с завязанным поверх него цветастым платком, с морщинами по лицу и удивительно прямой спиной - "как палка" - мелькнуло в  голове у Татьяны) прошептала так убедительно, что Татьяна и не заметила, как кивнула.
- Ну, слушай... - старуха села в кресло, откинула длинную прядь, упавшую на лицо, и заговорила. - Ты пришла узнать, куда ж тебе идти дальше. Все в жизни у тебя хорошо: муж- красавец, дети - умницы, работаешь дома - одно удовольствие, как говорится, полная чаша.... а счастья нет. Казалось тебе всегда, что есть оно, счастье-то, а вот недавно задумалась, и оказалось, что не видно его уже давно.
Татьяна зачарованно слушала рассказ о себе. Ее уже не удивляло, откуда эта странная старуха все знает, удивляло только то, что она бы сама так точно не сформулировала то, из-за чего пришла.
Аделаида тем временем продолжала перечислять все ее беды, не пропуская и те, в которых Татьяна даже себе в мыслях не признавалась: и невнимание мужа, и начавшиеся недавно проблемы в школе у детей, постоянны пререкания по делу и без каждый вечер, и постоянное житье "копейка-в-копейку"... Глупо как-то получалось - жила себе, жила, думала что кроме пары мелочей в жизни все хорошо, а вот послушала постороннего человека, и оказалось, что жизнь вообще-то не удалась. Чем больше подробностей она слышала, тем меньше она хотела слышать продолжение.
- Ладно, девонька, ты не расстраивайся-то, у тебя еще не самая плохая жизнь. Вспомни, разве все было так же и 10 лет назад? Вспоминай, разве счастье уже тогда пропало?
-Нет, - почти закричала Татьяна, - было хорошо, ох, как хорошо! 10 лет назад у нас только второй ребенок появился! Да каждый день был праздником! Многое было тяжелее, чем сейчас: не всегда выспаться успевали, мечты о ванной вместо душа - каждый день, а уж театры, кино и рестораны - вообще как из фантастических романов были. Но счастье было, это точно! Дел куча, времени ноль - но счастье не переводилось!
- Значит,  сама ты его не удержала, - прошептала старуха. - Профукала.
И они обе задумались. Тишина стояла долго, потом Татьяна не выдержала и спросила:
- А делать-то что? - она старалась не расплакаться, хотя терпеть уже почти не могла.
- А делать что? - эхом повторила, как проснувшись Аделаида. - Делать...да, надо что-то делать...
-Мне вам надо вначале заплатить, до того, как вы гадать начнете? - засуетилась Татьяна, чем вызвала взрыв хохота у Аделаиды (странное, скажу я вам дело хохот шепотом!)
- Во-первых, до - уже не получится - откуда ж я узнала про тебя все, не гадая, а? А во-вторых, сегодня мне даже о деньгах не говори. Вот решим с тобой твои беды - заплатишь, если посчитаешь нужным, а нет - то и платить не за что!
Ладно. Давай-ка я тебе кое-что объясню. Когда счастье уходит - это сложно не заметить. Тогда вся жизнь летит с большой горы, не оставляя у человека ни малейшей надежды. Вся жизнь рушится. Камня на камне не остается. Видишь ли, это не твой случай, у тебя счастье просто спряталось. Найдешь, где прячется - и забудешь обо всем, жить будешь, как прежде.
-Искать счастье? -растерянно повторила  Татьяна. - А как его ищут?
-Ой, милая, ищут его долго, все жизнь и каждый день. И знаешь, что самое сложное в поисках? - прошептала старуха.
Татьяна зачарованно покачала головой.
- Самое сложное - найти, -сказала она хихикая, но, заметив, что Татьяна не оценила шутку, быстро вернулась к серьезному тону. - Я имею в виду найти целиком, потому что счастье - оно хитрое и прячется по кусочкам в разных местах. Так что искать тебе долго, ой, долго...
Они опять немного помолчали.
- И где искать? Хоть откуда начинать-то поиски? Я готова искать долго, лишь бы знать, что в итоге найду!
-Да у каждого счастье свои места выбирает, тут я могу тебе только пару подсказок дать, направить, но разбираться до конца и соединять все кусочки счастья будешь уже сама.
Для начала запомни: искать надо в одном и том же месте не один раз, а несколько дней подряд, иногда только через неделю можно найти спрятавшийся там кусочек - все не так и просто... Это первая подсказка. А вторая - много у меня было таких как ты клиентов, потерявших свое счастье... так вот все они находили свои кусочки в разных местах, но почему-то одно место у всех совпадало - плита. У всех эти плиты были разные (газовые, электрические и новомодные индукционные, у одной девочки вон даже чугунное надстолье на печи было), но у всех там лежал кусочек счастья, который терялся через лет пять после свадьбы - счастье от совместных бесед между супругами или родителями и детьми. Вот с плиты можешь и начать. На этом все. Все, что могла,  тебе рассказала, а уж дальше - разбирайся сама. Твое счастье кроме тебя никто не  найдет! Все уходи.
Татьяна вышла из комнаты, медленно одела оставленное в прихожей пальто, спустилась по лестнице и только дойдя до своего дома, вспомнила, что была так поражена услышанным, что не только не заплатила старухе за ее гадание и подсказки, но даже не поблагодарила и не попрощалась.
...
Помучившись совестью до утра, она решила, что старуха, конечно, колоритная  и действие оказывает "какое надо для гадалки", но что-то она, Татьяна, в свои ... с хвостиком совсем уж в глупости начала верить. Это ж надо - кусочек счастья на плите! Ага, и искать неделю!
- Так и до белочки недалеко! - сказала она вслух и отправилась на кухню готовить завтрак для еще непроснувшихся членов семьи. Мало того, что их трое, так еще и каждому разное подавай: муж без яичницы на работу не уходил, сын признавал только блины перед школой, а дочечка вообще соглашалась только на что-нибудь сладкое.
Естественно, что приготовить завтрак и не взглянуть на плиту было невозможно. А уж мысли так и крутились в голове. Прямо, как с белой обезьяной - можно убеждать себя, что старуха сумасшедшая, но оторвать глаз от плиты просто нереально!
Завтрак на удивление прошел без капризов и выпрашивания добавки сладенького, но как обычно без особого тепла и близости, с которыми проходили все первые 700 семейных завтраков.
Когда все разошлись по работам-учебам, Татьяна, стесняясь собственной "глупости и доверчивости" подошла к плите и еще разок осмотрела ее. Ни-че-го! Никаких кусочков счастья. Разве что считать этими кусочками те брызги масла, которые остались после жарки яичницы, или ту небольшую лужу от сбежавшего вчера супа, наконец, может, стоит опознать как счастье капли от блинного теста, недонесенных до сковородки? Постояв над плитой, Татьяна решила что все же не будет она переносить помывку плиты на вечер, как всегда (ну, иногда и не вечер, а завтрашнее утро... или день.... или вечер...), а прямо сейчас и помоет. Нет, не счастье она там будет искать, просто приятнее, когда плита чистая.
Эта история с плитой повторялась уже в течение недели после каждого "перекуса" - ее просто неудержимо тянуло "поискать", поэтому теперь каждый день поверхность плиты сияла вне зависимости от времени дня и блюд, приготовленных на завтрак-обед-ужин. Татьяна убеждала себя, что это просто ей так захотелось, но, конечно же, она понимала, что все дело в "сказках старухи", которые просто не шли из головы. Да и успокаивало это "действо" как-то: пока трешь и моешь, успеваешь столько полезного в голове прокрутить!
Но самое удивительное было в том, что, кажется, она все же нашла обещанный кусочек!
Дело в том (как бы не хотела Татьяна связывать эти два события между собой, но приходилось признавать, что или связь, или просто совпадение присутствовало!), что через два дня после трехразовых ежедневных "поисков счастья с чистящим средством и тряпкой" она заметила, что с утра дети и муж были бодрее обычного, желали друг другу доброго утра, а по вечерам (неслыханное дело!) приходили иногда на кухню,чтоб просто (!) поболтать, поделиться рассказами о событиях прошедшего дня. О таких посиделках Татьяна уже и забыла, да и не думала, что их удастся возобновить, а тут р-р-р-раз - и вот тебе...
Чувствуя себя одновременно первооткрывателем и доверчивой курицей, она записала в своем маленьком блокнотике-органайзере: "Плита, каждый день, семейное единение".
Потом подумала и написала еще две строчки:
"балкон",
"унитаз".
Закрыв блокнотик на пуговку (она сгорела бы от стыда, если бы кто-то узнал, что она верит в такие глупости), Татьяна поспешила выполнять намеченное ею. Правда, сразу же решила, что делать надо по очереди - иначе, как узнаешь, от чего эффект (если он вообще будет)? Начала с балкона.
Нет, там всегда было чисто и уютно, летом там можно было посидеть и попить чаек за крошечным столиком, полюбоваться листиками деревьев, достающих почти до самого балкона, расслабиться и надышаться свежим воздухом. Но Татьяна знала, что шкафчики, занимающие две стены балкона, не разбирались уже лет пять, а только заполнялись ненужным барахлом. Глядя на них и не скажешь, что аккуратные снаружи, внутри они просто вместилище хаоса.
Через три (!) дня разборов Татьяна решила, что если счастье там и пряталось, то оно уже должно было хоть как-то проявится - шкафчики наконец стали одинаково красивыми и снаружи, и внутри. Не заметив в доме и в жизни никаких изменений, она уже было загрустила, но вечером, когда вся семья перед сном собралась на кухне на вечерние посиделки, она получила свой долгожданный кусочек. Муж среди прочего рассказал о том, что он уже второй день после работы не чувствует себя уставшим, хотя работы не стало меньше; сын похвастался исчезнувшими прыщиками на лбу; а дочечка получила восхищение всех, рассказав о том, что на физкультуре быстрее всех пробежала кросс и ни разу при этом не запыхалась. Татьяна слушала и понимала, что и у нее самой за последние дни ни разу не заболела голова, хотя все подружки жаловались на магнитные бури и плохое самочувствие. Так в строке "балкон" появилась запись "шкафчики, завалы, здоровье".
А вот уже после этого начался азарт.
Не забывая о найденных "кусочках", Татьяна каждый день выискивала новые. На смешки мужа по поводу слишком блестящего полу в туалете и слишком ослепительно-белого унитаза она не отвечала, а только записывала в строке "унитаз", на сколько после наведения "красоты в санузле" увеличились доходы семьи. Реакция детей на ежедневное мытье полов под их кроватями была больше похожа на изумление, чем на благодарность, но Татьяне было все равно - исчезновение ссор и пререканий в семье показались ей гораздо более важными...
Каждый день она находила дополнительные кусочки счастья.
Нет, это не занимало весь ее день, конечно же нет! Ну, сначала получалось, что посидеть в Интернете оставалось немного меньше времени, чем раньше, то потом, когда основные важные места были обнаружены и доведены до состояния блеска, оказалось, что полный обход этих мест занимает не больше получаса в день - совсем небольшая плата за семейное счастье и благополучие.
Татьяна не верила сама себе, но счастье вернулось к ней - любовь и внимание мужа, казалось, проснулись от долгого сна, наконец она стала понимать весь смысл словосочетания "радости материнства", да и ощущения вернулись преждние! Опять ожидание праздника весны, опять романтические вечера при свечах, опять прогулки всей семьей, веселые выходные, опять радость от каждой прожитой секунды, опять эта полнота жизни и яркость ощущений!..
...
Отойдя от первого шока, Татьяна все таки сросила:
- Так  а зачем все таки этот маскарад?
- Это не маскарад, - мягко ответила "профессорша" (как выяснилось, ее звали Аделаида Власовна), - это вынужденная мера. Понимаете, Танечка, все дело в доверии, в вере, если хотите.
Одному нужен дипломированный психолог - тогда принимаю я, а другой поверит только гадалке - тогда принимаю я, но в другой  одежде и в шикарно парике (правда, он великолепен? обожаю его). Согласитесь, если бы вам психолог начал рассказывать о том, что вы должны просто разобраться со своими внутренними метаниями и завалами, организовать свои эмоции и научится контролировать мысли, вы бы не только не обратили бы на его слова никакого внимания, но и еще подружкам бы рассказывали, как эти "горе-ученые" обдирают клиентов как липку, выдавая советы из книжек, так?
А вот к словам странной Аделаиды в платке в цветочек вы прислушались. И не только прислушались, но и провели огромную работу над собой  - своими мыслями и общим состоянием. Пока вы раскладывали по местам тарелочки и кофточки, пока в тысячный раз вытирали пыль с комода, ваша умная головушка внутри себя все раскладывала по полочкам. Счастья-то у вас не уменьшалось, нет, просто вы не могли остановится из-за каждодневных забот, чтобы его заметить. Вот мы вас и остановили, заставили обратить внимание не только на ежедневную суету. Руки заняты - голова свободна. Поверьте, без "внешних символов", назовем это так, работа только на уровне вашего сознания и подсознания в паре с психотерапевтом заняла бы годы, а вы смогли разобраться за два месяца! Так что это не маскарад. Это просто индивидуальный подход.
Хотя, конечно, и развлекаюсь я так тоже немного. Да, у меня остались старые клиенты со времен регулярной психотерапевтической практики, но все же пенсия - очень скучное время. Так когда  же еще шалить, как не теперь? - Аделаида Власовна смущенно улыбнулась и поправила рукой рядом со строгой гулькой воображаемые локоны парика...





На самом деле блокнот и сказка "не вместе". Первый раз у меня оказались блокнот без сказки и сказка без блокнота одновременно.  Блокнотик сделан в подарок на День Варенья милой девушке, которая вместе со своим сынишкой на мой взгляд вполне могли бы послужить моделью для картин Е. Гапчинской - правда-правда, они даже улыбаются так же, как все эти "сонные ангелы" и "принцессы"! А сказка написана специально для девушки Татьяны - она ее прочитает вместе со всеми - поэтому я даже не знаю, понравится ли она ей.
Итак, немного про блокнотик. На самом деле это мои первый опыт делания обложек для блока клейких листиков. Давно хотела попробовать - практически все "блокноточницы" хотя бы раз показывали такие штучки, а я что-то все опаздывала. Вот исправилась. Обложка мягонькая, пухленькая, ткань, бумажка, распечатка картины Е. Гапчинской (надеюсь, она не обидится на меня за это), веревочка завязывает блокнотик на пуговицу, расположенную на задней стороне, все немного "вымазано" в белый акрил. Укрепила блок слоем клея - без него листики легко убегут от неосторожного разворота. Вот и все...
З.Ы. Спасибо всем, кто зашел глянуть. Буду рада увидеть ваши буковки в комментариях.

8 комментариев:

  1. Не знаю, Маш, для кого ты это писала, но читала как про себя! Надо разгребать завалы, чтобы освободить место для радостей жизни!

    ОтветитьУдалить
  2. ой, думаю, что многим стало бы легче, если бы завалы "самоликвидировались".... но это мечты... так что придется дедовским способом - своими ручками)))

    ОтветитьУдалить
  3. И хоть не вместе, но даже каждый по отдельности радуют! Спасибо!

    ОтветитьУдалить
  4. Здравствуйте! Я в восторге от сказки! Обязательно прочитаю остальные! И блокнотик такой трогательный.
    Оля

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. читайте, я уж точно не против) спасибо за восторги))

      Удалить
  5. Чудесная сказка - зачиталась!!! И блокнотик великолепный!!!! такой милый и трогательный!!! Очень стильный!!!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. благодарю) от девушки с таким именем особенно приятно получать комплеманы))

      Удалить